November 10th, 2019

Вынесено из моих комментариев

Написал в посте у anlazz

https://anlazz.livejournal.com/441676.html?thread=39916620#t39916620

В принципе, претензии к высокому уровню бытовых неурядиц в СССР вполне справедливы. Что было, то было. Дефицит фактически на все, кроме предметов совсем уж простых, бытовых, повседневных. Да и то...
Глупо это отрицать - достаточно пойти в библиотеку и взять советские газеты (не нынешние) за 70-е 80-е годы.
В них обязательно будут заголовки типа "Пора покончить с дефицитом... (делее подставляйте по вкусу)". Эту проблему понимали министерства различных отраслей, там не полные идиоты же сидели, типа нынешних ...(тут прочерк, подставляйте по вкусу).
С проблемой боролись. Но не получалось по нескольким причинам.
Первая - резкий рост покупательской способностии населения.
Вторая - приоритет производства товаров группы А (тяжелая промышленность) над товарами группы Б (легкая промышленность).
Это была инерция послевоенных страхов.
Больше всего боялись повтора чудовищной катастрофы 1941. Это самое худшее, чего опасались все. "Лишь бы не было войны!" - старшие поколения над этой фразой ни разу не усмехались, в отличие от нынешних либералов, которые войну видели лишь в голливудских фильмах (советские они не смотрят по умолчанию).




Collapse )

Уже и не удивляемся таким совпадениям

«Секретарь Уайтхауз вбежал ко мне в сильном возбуждении и сказал, что за его автомобилем, на котором развевался американский флаг, следил русский офицер, заявивший, что Керенскому этот автомобиль нужен для поездки на фронт. Уайтхауз и его шурин барон Рамзай отправились с офицером (прапорщиком Книршей.— Ю. П.) в Главный штаб, чтобы проверить источник этого изумительного заявления. Там они нашли Керенского. Он подтвердил заявление офицера, что ему нужен автомобиль Уайтхауза, чтобы ехать на фронт. Уайтхауз заявил: это мой собственный автомобиль, а у вас (он показал на Зимний дворец, по другую сторону площади) больше тридцати авто ожидают у подъезда. Керенский отвечал: они ночью испорчены, и большевики распоряжаются всеми войсками в Петрограде, за исключением немногих, заявивших о своем нейтралитете; они отказываются подчиняться моим приказаниям. Уайтхауз и Рамзай, посоветовавшись, пришли к резонному заключению, что, так как автомобиль уже захвачен фактически, они больше противиться не могут. Выйдя из штаба, Уайтхауз вспомнил об американском флаге и, вернувшись, сказал офицеру, просившему об автомобиле, что он должен снять флаг, прежде чем использует машину. Тот возражал, и после некоторых пререканий Уайтхаузу пришлось удовлетвориться протестом против того, чтобы Керенский пользовался флагом. Я одобрил действия секретаря,— свидетельствует посол Д. Фрэнсис,— но приказал никому не говорить об этом. Позднее до меня дошли слухи, что Керенский выехал из города на автомобиле американского посольства и под американским флагом".

Керенский в книге «Издалека» изложил этот эпизод иначе:
«Каким образом, я не знаю, но весть о моем отъезде дошла до союзных посольств. В момент самого выезда ко мне являются представители английского и, насколько помню, американского посольств с заявлением, что представители союзных держав желали бы, чтобы со мной в дорогу пошел автомобиль под американским флагом. Хотя было более чем очевидно, что американский флаг, в случае неудачи прорыва, не мог бы спасти меня и моих спутников, я все-таки с благодарностью принял это предложение как доказательство внимания союзников к русскому правительству и солидарности с ним».

Хлестаковщина в министре-председателе была неистребима:
«Я приказал подать мой превосходный открытый дорожный автомобиль. Солдат-шофер был у меня отменно мужественный и верный человек. Один из адъютантов объявил ему задачу. Он, ни секунды не колеблясь, принял ее. Как назло, у машины не оказалось достаточного для долгого пути количества бензина и ни одной запасной шины».

Помпеев Ю. Октябрь семнадцатого: Роман-хроника. Сов. писатель, 1988.— 384 с.