Category: авто

Уже и не удивляемся таким совпадениям

«Секретарь Уайтхауз вбежал ко мне в сильном возбуждении и сказал, что за его автомобилем, на котором развевался американский флаг, следил русский офицер, заявивший, что Керенскому этот автомобиль нужен для поездки на фронт. Уайтхауз и его шурин барон Рамзай отправились с офицером (прапорщиком Книршей.— Ю. П.) в Главный штаб, чтобы проверить источник этого изумительного заявления. Там они нашли Керенского. Он подтвердил заявление офицера, что ему нужен автомобиль Уайтхауза, чтобы ехать на фронт. Уайтхауз заявил: это мой собственный автомобиль, а у вас (он показал на Зимний дворец, по другую сторону площади) больше тридцати авто ожидают у подъезда. Керенский отвечал: они ночью испорчены, и большевики распоряжаются всеми войсками в Петрограде, за исключением немногих, заявивших о своем нейтралитете; они отказываются подчиняться моим приказаниям. Уайтхауз и Рамзай, посоветовавшись, пришли к резонному заключению, что, так как автомобиль уже захвачен фактически, они больше противиться не могут. Выйдя из штаба, Уайтхауз вспомнил об американском флаге и, вернувшись, сказал офицеру, просившему об автомобиле, что он должен снять флаг, прежде чем использует машину. Тот возражал, и после некоторых пререканий Уайтхаузу пришлось удовлетвориться протестом против того, чтобы Керенский пользовался флагом. Я одобрил действия секретаря,— свидетельствует посол Д. Фрэнсис,— но приказал никому не говорить об этом. Позднее до меня дошли слухи, что Керенский выехал из города на автомобиле американского посольства и под американским флагом".

Керенский в книге «Издалека» изложил этот эпизод иначе:
«Каким образом, я не знаю, но весть о моем отъезде дошла до союзных посольств. В момент самого выезда ко мне являются представители английского и, насколько помню, американского посольств с заявлением, что представители союзных держав желали бы, чтобы со мной в дорогу пошел автомобиль под американским флагом. Хотя было более чем очевидно, что американский флаг, в случае неудачи прорыва, не мог бы спасти меня и моих спутников, я все-таки с благодарностью принял это предложение как доказательство внимания союзников к русскому правительству и солидарности с ним».

Хлестаковщина в министре-председателе была неистребима:
«Я приказал подать мой превосходный открытый дорожный автомобиль. Солдат-шофер был у меня отменно мужественный и верный человек. Один из адъютантов объявил ему задачу. Он, ни секунды не колеблясь, принял ее. Как назло, у машины не оказалось достаточного для долгого пути количества бензина и ни одной запасной шины».

Помпеев Ю. Октябрь семнадцатого: Роман-хроника. Сов. писатель, 1988.— 384 с.

Куда деваются непроданные

гламурно-глянцевые журналы из многочисленных киосков? Ими забиты полки даже в супермаркетах, предлагают их на каждом углу, но очень редко вижу, чтобы их кто-то покупал. Стоят они неслабо, а толку в них мало - бесконечная инфожвачка. Поменять на обложке год выпуска - никто и не заметит.
И что с непроданными делать? Не встречал я бесплатнызх раздач и даже скидок на устаревшую печатную продукцию - её просто заменяют на свежую, и все. Остальное - в мусор или макулатуру (в лучшем случае). Экологично? Вряд ли. Экономно? Не думаю. Капитализм, то есть невидимая рука рынка эффективно обращается с природными ресурсами? Ага, щаз. Огромные факторы производства заняты переработкой древесины, краски, потреблением наемного труда - и в итоге ни разу не читанный журнал идет в утиль. КПД смело приближается нулю!
Эффективные менеджеры, как же, эфективнее некуда. Это ж в СССР с бумагой напряженка была, а нынче вырубить сколько-то там гектаров тайги для очередного актуального номера Космополитен - не вопрос.

Но оказывается, тут дела почище, как говаривал обокраденный товарищ Шпак. Журналы - это так, мелочь. Машины уже выбрасывают, новенькие, только с конвейера. Ни разу не катанные. Ага.



Прочитал вот тут
http://digestlj.livejournal.com/453119.html

Ну и до кучи об эффективности и честности капитализма в той же автомобильной отрасли читаем вот тут, у ss69100
http://ss69100.livejournal.com/2859740.html
и вообще
http://ss69100.livejournal.com/2860003.html

Штангисты вовсе не безобидные увальни,

какими кажутся в обычной жизни, так как в быту они очень спокойны, всю нервную силу берегут для помоста. Однако, если вывести тяжеловеса из себя... нет, бить он не будет. Будет примерно так:
Чаевые от «очкарика»
Выдающиеся спортсмены в быту обычные люди: как все гневаются и любят, выпивают, совершают ошибки. И все же надо иметь в виду, что, например, у супертяжеловесов, достигших олимпийских титулов, неизбежно меняется психика. Они воспринимают свои отношения с окружающим миром иначе, нежели обыкновенные люди. Возможно, у них развивается убеждение в том, что коль они самые сильные в мире, то им едва ли не все доступно и простительно, если хотите – дозволено.
Это психологическое состояние можно осуждать, но оно объективно существует и с ним надо считаться. Что это, своего рода болезнь исключительности? Не уверен. Скорее всего, нечто похожее на психическую неординарность. В свое время, избегая некоторых правовых «деталей», я рассказал в печати о подлинном случае, который произошел со знаменитым спортсменом Юрием Петровичем Власовым. Впрочем, передаю происшедшее с ним в том виде, в каком оно было запечатлено раньше, не меняя сюжета. Вот этот рассказ.
Ехали молча. Водитель такси, мужичок с ноготок, и пассажир в очках более чем крупного телосложения, которому явно было тесновато в салоне новенькой «Волги». Голова пассажира почти упиралась в крышу, а левое колено соприкасалось с рычагом коробки передач, хотя сиденье было отодвинуто водителем назад до отказа. Это мешало переключению скоростей, сердило таксиста. Однако Пахомыч, так звали его в таксопарке, не подавал виду, терпел. Как ему представлялось, с этого пассажира интеллигентной наружности можно было взять «лишку». С детства Пахомыч был жаден до невероятности. Он был из племени тех ненасытных стяжателей-лимитчиков, которые прибыли в столицу с одной мыслью – разбогатеть.


Ради пополнения бездонной кубышки, был готов морить голодом жену и двух дочек. Одевался сам и одевал их только в комиссионках. На новенькую «Волгу» отстегнул гаражному начальству только потому, что знал: на ней заработает больше, чем на старой рухляди. Вернет затраченное сторицей!
До указанного адреса было недалеко, и через несколько минут «Волга» с черными шашечками на борту лихо остановилась недалеко от станции метро «Сокол», в одном из дворов по Чапаевскому проезду.
Пассажир поблагодарил водителя, взглянув на показания счетчика, протянул деньги. Тот взял пятидесятирублевую купюру. Подумал про себя: «Не дал Бог ста рублев, а пятьдесят не деньги». Ухмыльнулся и холодно заявил:
– Сдачи не будет!
Таксист был весьма доволен удачей, поставив «очкарика» в безвыходное положение. Время хоть и не совсем позднее, но разменять поблизости деньги не представлялось возможным. Да и вообще давать сдачу он вовсе не собирался. Принцип был у Пахомыча крутой, как он сам: можно не давать пассажиру сдачи – не давай. Сейчас, показалось Пахомычу, можно было не давать.
На счетчике ярко светилась цифра 60, рядом со словом – «коп» (история, как вы уже, наверное, поняли, случилась в давнюю пору).
Сообразив, что таксист не собирается отдавать всю сдачу, а разменять купюру не удастся, пассажир робко попросил:
– Дайте, пожалуйста, хотя бы столько, сколько сможете.
– А по физиономии не хочешь схлопотать, козел очкастый?!
Поток отборной брани вырвался изо рта водителя. В руках, для большего устрашения, появилась монтировка. Пассажир опешил, растерялся. Но вскоре пришел в себя. Поправил модные, в роговой оправе, очки типа «хамелеон».

Collapse )